Хацуо Рояма: Ты, главное, учись, а мафию не бойся. Интервью газете «Мегаполис—экспресс», №3

- Очень хорошо, что вы не тележурналист! – воскликнул японец.
- Почему? – спросил обескураженный обозреватель «М-Э» у Хацуо Рояма – президента Международной организации Кекусин-кан, мастера, имеющего 9-й, высший, дан по  каратэ-до.
 - Телевизионщик спросит что-нибудь неприятное, и я не могу перед камерой дать ему в ухо, - засмеялся г-н Рояма. – А вам спокойно.

- Господин Рояма, то ли вы, то ли один из ваших учеников хотели сделать себе операцию, чтобы улучшить технику боя. Это слухи или правда?
- Слухи, конечно, но основаны на реальной истории. Дело в том, что в карате есть прямой удар ногой. Когда отрабатываешь этот удар или используешь его во время поединков, часто разбиваешь пальцы ног о локти и колени противника. Был у меня старший собрат по тренировкам - Фудзихира. Он был маленького роста, всего 160 см. Но все его называли «маленький богатырь». Однажды я застал Фудзихиру разглядывающим собственные ноги. Сидит, смотрит с тоской на разбитые пальцы и говорит: «Отрезать мне их что ли. Пойти к хирургу и оттяпать. Проживу без пальцев, зато можно будет бить ногами гораздо сильнее и болеть не будет!» После чего мы долго смеялись, понимая, что без пальцев на ногах нет хорошей стойки. Пальцы в каратэ, пожалуй, самое слабое звено. Хацуо Рояма в своей книге рассказывает о том, как впервые осознал всю серьезность спаррингов. 
«Мне предстояло впервые встретиться с другой школой, и от волнения у меня сердце чуть не выскакивало из груди. Завязался отчаянный поединок. Вернее, его уже нельзя было назвать поединком – это была драка. Прошло минут пятнадцать, у меня текла кровь из носа, у моего противника – изо рта. Дыхания у меня не хватало, и я, собрав последние силы, нанес удар ногой.
К несчастью, соперник сблокировал мой удар растопыренными пальцами. Вот тогда все и случилось. Он издал дикий крик, схватился за руку и, скорчившись, повалился на пол. Когда я присмотрелся, то увидел, что его указательный палец сломан: кость пронзила мясо и торчала наружу. Побледнев от испуга и внезапного осознания ответственности, я тут же схватил его, и мы побежали в больницу».

«Мой день настал 1 декабря 1972 года. ... Потом несколько недель я не мог двинуть ни рукой, ни ногой. Было ощущение, что в меня врезался пассажирский «боинг». Это слова из книги Шихана Коллинза (одного из учеников-иностранцев) про бой с сотней противников. Хякунин-кумитэ переводится как «бой с сотней противников подряд без перерывов для отдыха».
- Господин Рояма, Вы проходили испытание «сто боев» в школе Масутацу Оямы?
- Нет, но с удовольствием бы это сделал!
- С удовольствием?! Но это очень больно и тяжело….
- Ничего страшного. Тогда я был молодым и достаточно сильным.
- Почему вы тогда не участвовали в хякунин-кумитэ?
- Во-первых, когда я пять лет занимался у другого учителя, я два раза проходил через «сто боев», но официально это не было зарегистрировано. Во-вторых, в мое время в  «ста боях» должны были участвовать только инструкторы, уезжающие за границу преподавать кекусин. И я мог лишь стать одним из ста, но не против ста. В 72-м я как раз вернулся в школу Масутацу Оямы и впервые увидел Коллинза, который должен был принять бой почти со всеми лучшими бойцами. В день боя мы сели все напротив Коллинза, ожидая своей очереди. Коллинз, увидев меня, сразу сказал, что драться со мной не будет, таким образом, я потерял последний шанс поучаствовать в «ста боях». Кстати, Коллинз тогда успешно выдержал все поединки, каждый из которых не мог быть больше  трех минут. 
- В 2001 году вы вручили почетный черный пояс (5-й дан) Владимиру Путину. Он что,  действительно мастер каратэ-до?
- Гм.... это подарочный 5-й дан. Его вручают за вклад в развитие или наоборот, чтобы привлечь внимание к каратэ. В прилагающихся документах об этом говорится. Другое дело, что внешне символический черный пояс 5- го дана и пояс, заработанный потом и кровью, ничем не отличаются.
- Говорят, что глава кекусин Масутацу Ояма был связан с японской мафией…
- Да, к Ояме приходили люди из якудзы. Они были не довольны тем, что учитель тренирует простых людей. Тем самым он косвенно боролся с якудзой.
- Как же простой человек может сопротивляться бандиту, когда в кекусин-каратэ запрещены удары в голову?
- Отчасти вы правы. Многие спортсмены настолько привыкают к этому запрету, что забывают о существовании ударов по лицу. И не могут эффективно действовать в экстренной ситуации.
- Но почему врагу нельзя дать по морде? 
- Отвечу на ваш вопрос вопросом: «А зачем на соревнованиях калечить людей?»
- Но если вашему ученику придется в темной подворотне столкнуться с темной личностью?
- Все эти правила на соревнованиях – условность. Создавая  Международную федерацию Кекусин-кан, я старался следовать принципам обучения Масутацу Оямы. Изначальная задача в кекусин-карате - не выиграть поединок, а отнять  у соперника жизнь. Ояма говорил, что если начался поединок, то это бой не на жизнь, а на смерть. Поэтому во время тренировок разучивается весь спектр ударов. Мы вводим новые системы – борьбу с палкой, мечом.
Когда я тренировался у Оямы, не было случая, чтобы у меня не был разбит нос.  Часто у учеников разрывалась мошонка, все было в крови, и человека выносили из зала.
- В какой стране самые сильные каратисты?
- В России.
- А  за свою державу не обидно?
- Обидно, но что делать? Сегодняшняя японская молодежь - это совершенно другие люди. В России человек знает: не будешь сильным, не выживешь. В Японии жизнь благополучна и стабильна. И новое поколение считает, что жесткое сильное каратэ не для того, чтобы заниматься, а для того, чтобы смотреть.

«М-Э» выражает признательность переводчику Александру Тибулевичу, без которого это интервью не состоялось бы.

Беседу вел Иван Перфильев

Предыдущая новость  Следующая новость