Рояма Хацуо: ПРАВИЛЬНЫЙ ДУХ ВЗРАЩИВАЕТСЯ ПРИ ПРАВИЛЬНОЙ ТРЕНИРОВКЕ

Визитка
Рояма Хацуо, президент (кантё) Кёкусинкан. 174 см, 80 кг. Родился в 1948 г. в префектуре Сайтама. В 15 лет вступил в Ояма-додзё. Победитель V Всеяпонского чемпионата по каратэдо Кёкусинкай, призер I чемпионата мира по каратэдо Кёкусинкай. Обучался у трех наставников - Оямы Мацутацу, Саваи Кэнъити, Накамуры Хидэо – и воспринял истинную сущность будо. Автор ряда книг, среди которых: «Вага будо каратэ» («Каратэ – мой путь воина»; изд-во «Гакусю кэнкюся»), «Дзиссэн гокуи» («Высшие секреты реального боя»; изд-во «Китэнся») и др.

Ояма-додзё: стремление к реальности
Сосай Ояма Масутацу основал свое знаменитое Ояма-додзё, имевшее целью обучение боевому каратэ, потому что стремился к подлинной силе, к такому каратэ, которое могло бы служить «путем воина» - будо.
В то время такой шаг означал превращение всего мира каратэ во врага, потому что его предпосылкой являлось фактически отрицание всех сформировавшихся ранее школ и организаций. Каратэ Оямы презрительно называли «каратэ для драк», подвергали оскорблениям и критике, практически ежедневно в додзё заявлялись любители подраться из других школ.
Но, с другой стороны, постепенно молва о школе сэнсэя Ояма распространялась, и в додзё собирались люди, которым были близки идеи сосая. В него устремлялись не только каратисты, но и представители других видов будо – кэндо, дзюдо, как из Японии, так и из-за рубежа.
В Ояма-додзё эти яростные бойцы изо дня в день в бескомпромиссных схватках друг с другом искали подлинную силу. В этих суровых тренировках и жестоких поединках рождались традиции каратэ Кёкусин. Именно в том периоде и в том зале сосая Оямы находится отправная точка в развитии каратэ Кёкусин.
В то время соревнования по каратэ проходили по правилам сундомэ – с остановкой удара в нескольких сантиметрах от мишени. Другого спортивного каратэ тогда попросту не было.
В основании правил сундомэ лежит концепция итигэки хиссацу, согласно которой разрушительная сила удара каратэ такова, что «каратист разит одним ударом наповал». Однако сказать «одним ударом наповал» просто, но чтобы достичь такого состояния, когда реализация этой концепции станет осуществимой, возможно, не хватит и всей жизни, даже если человек будет тренироваться исступленно, как безумный. Я думаю, читатель поймет, что я имею в виду, если скажу, что все каратисты, участвующие в соревнованиях, яростно тренируются, чтобы овладеть смертельным ударом, но никто из них не может и подумать, что он действительно достиг такого мастерства. Таким образом, правила сундомэ имеют своей предпосылкой нечто неосуществимое, нереальное. И когда тощенький мальчишка, похожий на искусственно выращенный овощ, пробивает свой цуки, легонький, словно шлепок ребенка, и ему за этот удар дают «иппон», с этим просто невозможно согласиться.
Противоположностью правил сундомэ являются используемые в настоящее время правила «полноконтактного» каратэ, разработанные сосаем Ояма, который не мог удовлетвориться правилами сундомэ.
Изначально в основе тренировок в Ояма-додзё лежали реальные поединки, в которых разрешалось буквально все. Хотя сосай и включил в правила ограничительный пункт, запрещающий удары в лицо руками, тем не менее, это ограничение касалось только соревновательных поединков. Поэтому в период приблизительно с первого по пятый всеяпонский чемпионат по каратэдо Кёкусинкай каратэ Кёкусин сохраняло свою изначальную боевую прикладность. Тогдашние соревновательные поединки были совершенно не похожи на то, что мы видим на соревнованиях по Кёкусинкай сегодня. Для них были характерны точный расчет дистанции, постоянная готовность к защите от удара кулаком в голову. Бойцы использовали сообразные с требованиями каратэ приемы нападения и защиты, красивую технику.

Вернемся к истоку!
Однако с течением времени в связи с регулярным проведением соревнований становилось все больше бойцов-спортсменов, пользовавшихся ограничениями правил. Пренебрегая защитой головы, они шли в размен с ударами в туловище на ближней дистанции. Но ведь в таком каратэ, которое позволяет драться только в рамках определенных правил, нет никакого смысла с точки зрения боевой прикладности. И даже если такое каратэ именуется «боевым каратэ» (будо каратэ), на деле его нельзя оценить иначе, как вид спортивного единоборства.
Помимо этого, существует еще и каратэ, превращенное в своеобразное шоу. Приходится с сожалением констатировать, что весь мир каратэ катится в сторону превращения каратэ в шоу с присущим ему культом грубой силы, утверждающим, что сильный всегда прав.
Но разве можно такое современное каратэ считать реализацией того идеала боевого искусства, который изначально замышлял сосай Ояма?
Глядя на современных спортсменов, невозможно отделаться от мысли, что их единственной целью является участие в соревнованиях. Все они демонстрируют единообразное, лишенное индивидуальности каратэ. А вот в эпоху Ояма-додзё, когда никакие соревнования не проводились, у каждого бойца был свой особый, индивидуальный стиль кумитэ, а среди учеников в додзё были люди с самыми разными талантами и навыками – и умелые демонстраторы ката, и сильные арм-реслеры, и всякие другие. В общем, в зале были самые разные люди, но одно у них было общее – все они искренне стремились постичь будо каратэ.
Мы должны вернуться к исходной точке в развитии идей сосая Ояма, к каратэ, воплощавшему идеалы эпохи Ояма-додзё. Для этого в первую очередь, как я полагаю, мы должны изменить правила соревнований и вернуться к поединкам с ударами руками в лицо.
Поскольку для осуществления этой реформы необходимо сначала разработать безопасную маску для защиты лица бойца, мы не можем изменить правила сразу, одним махом, но если мы все-таки хотим обрести подлинную силу, то, я считаю, мы должны пересмотреть наши правила.
Говоря об ударах руками в лицо, конкретно я имею в виду удары основанием ладони – сётэй. Проблема с их использованием заключается в том, что при ударе пальцы могут попасть в глаза, что чревато потерей зрения. Поэтому нашей ближайшей задачей является разработка надежных защитных средств.
В будущем мы планируем усовершенствовать наши правила таким образом, чтобы получить возможность проводить соревнования, характеризующие высокой прикладностью  используемой техники, и чтобы эти правила удовлетворяли всех желающих участвовать в подобных соревнованиях. Как бы то ни было, мы собираемся аккумулировать возможно большее количество мнений на этот счет и тщательно все их проанализировать.

Общественная функция будо
В настоящее время в проводимых нами юношеских соревнованиях участвует около 70 команд, представляющих другие школы, и они проходят с очень большим размахом.
Подобные соревнования проводятся уже девятый год. Если в первые годы, ввиду конкуренции между организациями, они порой сопровождались гиканьем отдельных невоспитанных лиц и криками вроде «Убей его!», со временем отношение к этим соревнованиям со стороны инструкторов, родителей и старших братьев участников постепенно изменилось, и случаи подобных проявлений грубости прекратились.
Отрадно видеть, как в массы проникает верное представление о том, что такое будо каратэ. И, пользуясь случаем, я хотел бы выразить свою благодарность представителям других школ, благодаря поддержке которых мы имеем возможность продолжать проведение подобных соревнований.
Прекрасно, что мы собираемся вместе не для того, чтобы выяснять преимущества и недостатки друг друга, а чтобы через обмен опытом между организациями укреплять взаимное уважение. В будо считается, что гораздо важнее, чем бить человека руками и ногами, научиться уважать своего партнера. Вот этому мне хотелось бы учить своих учеников.
В настоящее время благодаря содействию многих уважаемых лиц мы смогли возобновить деятельность фонда Кёкусин сёгакукай («Общество поощрения образования Кёкусин»). Это событие важно не только для нас. Оно имеет большое значение и для укрепления единства всех организаций полноконтактного каратэ. Одновременно это накладывает на нас очень большую ответственность.
У будо есть своя особая социальная функция. Это функция средства воспитания личности, которую не выполняют обычные виды спорта. И уже то, что наша организация носит имя «Кёкусин» - «Абсолютная истина», налагает на нас большую ответственность перед обществом. Мы ответственны за распространение того Пути, который заключен в слове будо – «Путь воина».
Если мы проведем анкетирование среди родителей, чтобы узнать, чему бы они хотели научить своих детей, то получим на первом месте среди всех прочих ответ «каратэ». Это связано с тем, что в последние годы в Японии участились случаи совершения преступлений западного типа, изменилась система ценностей, и возникла необходимость самому защищать себя.
Одновременно родители желают, чтобы их дети научились не только приемам самозащиты, но и дисциплине, чуткости к проблемам других людей и приобрели другие нравственные качества, и именно поэтому многие родители отдают своих детей в школы каратэ. И наша задача в этой ситуации быть готовым удовлетворить общественную потребность именно в таком каратэ.
И разумеется, мы не должны допускать, чтобы физически сильные дети становились хулиганами. Мы должны учить детей тому, что будо начинается с рэй (этикет-ритуал) и рэй завершается, что они должны быть готовы протянуть руку помощи слабому, формировать их нравственные качества.
В последние годы в Японии в электричках часто можно видеть, как подвыпившие женщины затевают друг с другом ссоры, и большинство делает вид, что ничего не замечают. Разве можно считать человеком того, на глазах у кого убивают другого человека, а он делает вид, что ничего не происходит? Я не хочу сказать, что в такой ситуации каждый должен влезть в драку, рискуя своей жизнью. Но даже тот, кто не уверен в своих физических силах, если у него есть мобильный телефон, должен быть в состоянии позвонить в полицию или позвать кого-то на помощь.
Спорт может привить человеку определенные технические навыки, но он по своей сути не может способствовать развитию личности. А вот правильные тренировки в будо позволяют приобрести нравственные качества и стать более совершенной личностью. Мы и ранее много делали для возрождения наших детей, которые сталкиваются с многочисленными проблемами. Формирование личности посредством практики будо – вот в этом заключается общественная миссия каратэ.

Дух будо в реальном обществе
Расскажу вам одну историю, которая относится к тому времени, когда я стал победителем V чемпионата Японии. Однажды летней ночью я спал в своей комнате на втором этаже многоквартирного дома. Окно у меня было распахнуто, закрыта была только решетчатая ставня. За окном простирались рисовые поля, по которым гулял ветер.
Посреди ночи я внезапно проснулся. Откуда-то до меня донесся слабый женский крик, взывающий о помощи. Как-то сама собой в голову пришла мысль: «Уж не привидение ли это?!» - и я весь напрягся. За рисовыми полями виднелись невысокие холмики, среди которых располагалось древнее святилище. Кажется, голос доносился именно оттуда.
Слабый голос звал: «Помогите!» Он звучал как-то совсем особенно, словно был не от мира сего. Я лежал, с головой накрывшись толстым одеялом, и дрожал, уговаривая себя: «Ты не слышал никакого голоса! Ты должен заснуть, словно ничего и не было!» И тут меня словно ударили по затылку: «Разве ты не чемпион по каратэ?! Кто же, кроме тебя, может ей помочь?!» У меня было такое чувство, что я реально слышу эти слова укоризны. Я вскочил на ноги, выскочил на улицу и со всех ног побежал по направлению к святилищу. Неожиданно в этот момент у себя за спиной я услышал женский крик: «Убивают!» - и резко обернулся.
В квартире на третьем этаже моего дома горел свет. Я понял, что крик исходил именно оттуда, а потом, отразившись от холмов, возвращался назад к дому. Я повернулся, добежал до дома и помчался вверх по лестнице.
Постучал в дверь той квартиры, откуда доносились крики. «Чего тебе?» - открыл дверь незнакомый мужчина – по виду – якудза. Я заглянул внутрь и увидел женщину средних лет с ребенком на руках, она вся дрожала. Я оттолкнул мужчину, который пытался меня удержать, и вошел внутрь. Огляделся. Под подушечкой стула валялся кинжал. Заняв такую позицию, чтобы не позволить никому схватить его, я сказал женщине: «Я живу на втором этаже, если вам потребуется помощь, позовите меня».
После этого случая семья, которая жила в этой квартире, съехала в неизвестном направлении, и я до сих пор не знаю, что случилось в дальнейшем с этой женщиной и ее ребенком.
Но что случилось бы с этими людьми в тот день, если бы я не прибежал на крик? Я думаю, что именно дух будо позволил мне тогда урегулировать ситуацию.
Для того чтобы в такой ситуации принять правильное решение, нужна сила духа. Если тренировка в каратэ не закаляет дух, то такую тренировку нельзя считать правильной. Я убежден, что при правильной тренировке взращивается правильный дух, который позволяет нам идти правильным путем.

Перевод А. М. Горбылёва